Популярные запросы: Новостной центр, портал правительства, занятость

Год семейной памяти: ЗАГС Астраханской области — о любви астраханцев, опалённой войной

В рамках Года семейной памяти региональный ЗАГС продолжает знакомить астраханцев с историями любви земляков — участников Великой Отечественной войны и тружеников тыла.

Василий и Раиса знали друг друга с детства. Жили на одной улице, вместе проводили всё свободное время. Василий был на пять лет старше. Когда юноша отслужил срочную службу и в 1938 вернулся в родное село Капустин Яр, то стал работать вместе с Раей в колхозе «Путь Ильича». Он выучился на тракториста, стал бригадиром тракторной бригады, которая обслуживала несколько колхозов. Весной пахали землю, осенью убирали урожай. Работали иногда даже по ночам, чтобы все колхозы успели выполнить план. Лишь июнь был немного свободнее: посадка закончена, уборка ещё не скоро. Молодые решили создать семью. Председатель колхоза выделил на свадьбу два мешка сухофруктов и мешок муки для пирогов.

В Капустином Яру не было органа ЗАГС. Чтобы расписаться, надо было ехать в районный центр, во Владимировку (нынче Ахтубинск).

Горьковых Василий Семёнович и Назарова Раиса Ивановна были записаны на регистрацию на 23 июня 1941 года. Но так как это был понедельник, было решено отгулять свадьбу в воскресенье, в выходной день. А в понедельник съездить в район расписаться. Договорились с председателем, что он их подбросит на колхозной бричке до Покровки, ему надо было забрать там запчасти к трактору. А уж от Покровки молодые рассчитывали пешком быстренько дойти до ЗАГСа и к обеду вернуться назад. Ведь в ночь надо выходить на работу.

22 июня 1941 года вся родня собралась в доме невесты, накрыли столы во дворе, настежь распахнули ворота. Пришли жених с ребятами, начался выкуп невесты, гадания цыганки. На столах стояли подносы с пирогами, пирожками, жареной рыбой с луком и пареной репой. Начались танцы. Вдруг в открытые ворота въехал вестовой и всем парням раздал какие-то пакеты из серой бумаги. Когда ребята их прочитали, то сразу заторопились уходить. Попросили только собрать им еду в сумки. Женщины заплакали, стали проклинать Гитлера. Все парни вместе с женихом прямо со свадьбы в ночь ушли во Владимировку, на призывной пункт.

Вся их бригада трактористов была направлена в танковый батальон. Жених часто писал своей невесте, строили планы на будущее.

Василий погиб 28 декабря 1942 года.

Назарова Раиса Ивановна сначала работала на строительстве железной дороги. В сентябре 1942 года, в период Сталинградской битвы, в посёлке Капустин Яр было развёрнуто несколько эвакуационных госпиталей. В Никольском храме тоже был госпиталь. Санитарок и обслуживающий персонал набирали из местных женщин. И Раиса Ивановна пошла работать в госпиталь санитаркой.

Из её воспоминаний:

«С октября месяца раненых поступало очень много. Не хватало бинтов, ваты, антисептиков. Один раз какой-то дед принёс четверть самогонки, сказал, чтобы раны обрабатывали. Солдатики шутили, говорили, лучше внутрь принять. Грязные бинты забирали домой школьники, стирали их, гладили и снова приносили. Они приходили почти каждый день. Девочки писали письма раненым под диктовку, стихи читали. А мальчишки носили воду, кололи и приносили дрова, выносили золу из печей. Трудно было и очень страшно, ведь немец каждый день бомбил село. Мы плакали втихаря, чтобы раненые этого не видели. Ведь многим ампутировали ноги, руки. Горько было всё это видеть».

Одной из самых больших проблем в то время была нехватка донорской крови. Роль добровольных доноров в спасении жизни раненых трудно переоценить.

За время Сталинградской битвы Раиса шесть раз сдавала кровь «напрямую» — от донора к раненому во время операции.

После окончания Сталинградской битвы госпитали уехали дальше, вслед за армией. Раиса Ивановна пошла работать в рыболовецкую артель, на астраханский рыбозавод. После войны вернулась в родное село и стала работать в больнице санитаркой.

Раиса Ивановна не сидела без дела: работа, огород, больная мать на руках. Никогда не унывала, любила повторять: «Глаза боятся, а руки всё сделают, если это надо».

Замуж она так и не вышла... Никогда ни о чём не просила. Со всеми трудностями старалась справиться сама. Только перед самой смертью попросила положить в гроб письма Василия Семёновича, которого всю жизнь так и называла — «мой Василий Семёнович».