Популярные запросы: Новостной центр, портал правительства, занятость

Агентство по занятости населения продолжает публикацию материалов о тружениках тыла в Великую Отечественную войну

О Герое Социалистического труда, табунщике Лати Каримовиче Каримове рассказывает Игорь Платунов (Фолбин):

В 1930 году в семье табунщика Карима Джанбаева родился будущий Герой Социалистического труда Лати. По одним источникам он родился в селе Кызыл-Тан Астраханского Нижнее-Волжского края, ныне Володарского района Астраханской области. Другие источники утверждают, что в селе Ислямгазы Красноярского района Астраханской области.

Сначала Лати, как и многие его сверстники, ездил на жеребятах. Вцепившись в загривок, скакал по степным просторам, а в восемь лет, хотя ноги мальчика ещё не доставали до стремени, уже крепко сидел в седле. До организации колхозов глава семьи Карим жил по старому обычаю: где разведёт огонь — там и жилище, где привяжет коня — там и пастбище.

Степняки говорили о нем: «Он знает такие таинственные слова, что может укротить и приручить любого коня-дикаря, знает каким словом излечить скакуна».

Когда их род стал вести оседлый образ жизни, Лати пошёл в казахскую начальную школу села Ахтуба. А Кариму колхоз «Красное утро» поручил большой табун, и сын стал помогать отцу пасти колхозных коней, которые стали лучшими во всей округе. Получив начальное образование, Лати помогал родителям ухаживать уже за конями колхоза «Кызыл-Тан» (центральная усадьба находилась в селе Кызыл-Тан Марфинского, а ныне Володарского района). С детства Лати понял, что дело не в таинственных словах, которые, якобы, знал отец. Любить надо коней, каждого узнавать по приметам, кличке, повадкам.

Но огненным смерчем пронеслась над страной война, обдав жгучим дыханием тлена степи и поля, луга, леса, города и селения. Карима Джанабаева мобилизовали в ряды рабоче-крестьянской Красной Армии. А 12-летний Лати принял от отца табун в 200 коней. Сегодня невозможно представить, как мальчику доверили такое хозяйство! Трудно вообще представить что-то более несовместимое, чем война и дети...

На прощанье отец наставил сына: «Теперь ты старший табунщик. Колхоз тебе доверяет, и я на тебя надеюсь. Каждый конь признает тебя хозяином. Арканом владеть умеешь, стрелять с коня можешь. Ты удалец, лихой наездник. Что надо делать знаешь, чего не знаешь — само дело заставит понять. Выращивай для армии сильных, выносливых коней».

Лати пришлось оставить школу. Днём — пас коней, чтобы те были сытыми. Ночью охранял табун от непрошеных гостей и волков. Отец оказался прав, дело само учило обихаживать дорогих, племенных коней-красавцев: это были рослые, лёгкие, золотистого окраса англо-дончаки и аральской породы кони. Те, что в скоростном беге автомобилю не уступят. Круглый год табун пасся на воле: зимой недалеко от фермы, в половодье — на буграх, летом за 20 километров от села, где повсюду сочные травы, знай, почаще меняй участки.

Трудность заключались в другом. Отловить, приручить диких коней не каждому дано. А это надо делать, чтобы те не разбрелись по степи. Случалось, и опытных табунщиков сшибали кони. Лати же в свои 12 лет умел ловить их арканом, и объезжать. Аркан из конского волоса смирял самых непокорных. По ночам, ближе к рассвету, донимали волки. И таким привычным было беспокойство за коней, что даже во сне Лати с криком бросался на волков.

Как-то ночью он объезжал табун. Вдруг его конь стал пугаться и шарахаться, напряглись, зарычали собаки. В темноте загорелись волчьи глаза. Стая! Волчьи повадки пастухам известны: одни отвлекают собак, другие окружают табун. Даже взрослый конь не уйдёт от таких сильных зверей, а жеребёнок, тем более. Тут не теряйся, каждая минута дорога! Лати вскинул охотничье ружье! Одного застрелил, другие разбежались. Пуще глаза берег коней Лати.

Приезжали в колхоз военные — отбирали коней для фронта. Однажды один из них решил проверить ловкого мальчишку на гражданскую сознательность: «А конь, на котором ты сам ездишь, пожалуй получше всех остальных будет. Возьмём его. Не обидишься?»

Любимый конь не раз выручал табунщика в схватке с волками. Он понимал молодого хозяина с полуслова, тот никогда не трогал его камчой. Но он отдал его без спора.

По окончанию войны в семью победителем вернулся отец Карим. Посмотрел на сына и не узнал — так тот возмужал. Посмотрел на табун лошадей — порадовался.

Жизнь возвращалась в мирное русло. Отец стал заведовать колхозной овцеводческой фермой, а Лати остался в табунщиках. В то время в его табуне кроме молодняка было пятьдесят три кобылицы.

Как-то приехал председатель колхоза в камышовый шалаш Лати Каримова, что стоял на кургане, и сказал: «Слушай, Лати, если ты получишь от всех кобылиц по жеребёнку и сохранишь жеребят, то можешь заслужить такую награду, о которой и не мечтаешь. В колхозе все надеются на тебя — комсомольца». Как говорится, новое время требует новых трудовых подвигов!

В колхозе к тому времени было более тысячи пятисот коней, много мастеров-табунщиков, но колхозники возлагали свои надежды на Лати. И стал парень пасти коней ещё лучше. Глаз с них не спускал. Каждый коневод скажет, что у крепкой, упитанный кобылицы всегда родится здоровый жеребёнок. Так что это результат труда, а не чуда, что следующей ранней весной в хозяйстве Лати появилось на свет пятьдесят три жеребёнка.

Стоит отметить, что такой приплод нечаст, только при хорошем уходе за кобылицами случается. Стояли холода, и Лати пришлось держать жеребят в конюшне. Малые они были и слабые. Укрывал их кошмами, поил с рук, делал все, чтобы окрепли, а с приходом весны Лати подпустил их к кобылицам, решив непременно сохранить потомство. Спать и то было некогда. Жеребята окрепли, стали резвыми и часто разбегались, только смотри — потеряются, замёрзнут в степи или утонут. Но ни один не пропал. О большой награде комсомолец Лати Каримов не думал, она сама пришла. Через год, в июне, когда ходил с табуном по заливным лугам, прискакал к новоиспечённому Герою Труда председатель колхоза. Не сошёл — слетел с коня и развернул перед Лати газету. А в ней на первой странице — Указ Президиума Верховного Совета СССР и портрет героя.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 июня 1949 года за получение высокой продуктивности животноводства в 1948 году Каримову Лати было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот», за номерами ордена — 103650, медали — 3822.

Впоследствии Лати много учился, окончил полный курс средней школы, партийно-советскую школу. Был на хозяйственной и партийной работе. Работал агрономом, бригадиром, заведующим фермой, управляющим отделением совхоза «Марфинец». Всю свою сознательную жизнь Лати Каримович Каримов оставался верен родным просторам.